elena_tokareva2 (elena_tokareva2) wrote,
elena_tokareva2
elena_tokareva2

к истории Великого Хаоса

Собственно, я никуда не поехала на каникулы, потому что надо добивать книгу-роман, на которую подписан договор. Сначала книга называлась Четвертая хакерская война. Но потом я решила назвать ее "Иван -дурак". Это история Государственного переворота в лицах. Сюжет прост: группа известных узкому кругу политтехнологов получили заказ на осуществление Большого Хаоса, который приведет в государственному перевороту в самой стабильной стране. Они подрядили делать модель Хаоса программиста Лешу, лья кликуха в чатах ivan-durak. Леха почти что помимо своей воли оказался втянут в большую игру. Он боится и всемерно посылает по известному адресу своих нанимателей...
хххххххх

Ко второй половине летнего дня дышалось все тяжелее, видимо, дело шло к грозе. Антону сильно надоело сидеть взаперти в пятиэтажке, пропитанной луковыми запахами, кошачьими ароматами и вообще знакомым советским духом, который граждане принимают за воздух и от которого Антон Марсович всемерно убегал уже много лет в разные страны, где пахло существенно лучше.

 

- Ляксей, подыщи среди своих знакомых человек пять программистов – будешь руководить группой по созданию Игры. Ты же знаешь людей своей профессии, - попросил Антон, решив хотя бы частично сбросить со своих плеч обузу.

Алексей задумался: судя по всему, Марсович хочет возложить на него неприятные обязанности руководить процессом создания чего-то большого и непонятного. Руководить Леша не любил, руководить кем-то значило за кого-то отвечать и лишиться личной свободы. Поэтому Алексей сделал вид, что не услышал Антона.

- Слышь, ты, глухоед, - обратился Антон еще раз, - ты помнишь этих дебилов из нашего класса, которые приперались в школу в розовых носках? Небось все стали программистами? Позвони им, предложи поработать на наше общее дело. Где этот, Лева Терещенко? Где Канценеленбоген? Мироедов? Ватутин и Стрелков? Поди, все лежат в канаве и рады будут заработать хотя бы три рубля?

Леша, который намазывал маслом хлеб и прицеливался к красной икре, отозвался не сразу. Подцепив чайной ложкой богатую горку вкусного и питательного продукта, он долго рассматривал ее, прежде чем размазать по куску. И лишь закончив увлекательное занятие, откусив добрую половину бутерброда, Леша отозвался:

- Они все уехали.

- Уехали? Кудысь? В Ерополец какой-нибудь?

- Канценеленбоген в Израиловке. В разведке трудится. Занимается защитой информации. Терещенко и Мироедов открыли фирму в США. Ватутин и Стрелков в Швейцарии.

- А тут кто-нибудь остался?

- Из нашего класса? Только ты и я.

- Да ладно, не кизди.

- Я не кизжу. Мне тоже англичане предлагали уехать. Я отказался.

- И чего же?

- Я же патриот. А в нашем классе, кроме тебя, меня и Канценнеленбогена, все были евреи. Они уехали. А мы остались.

- Подожди, Канценнеленбоген, ты же говоришь в Израиле?

- Да. Он там от российской армии спасался. И попал в их армию. С тех пор там и остался.

- Какие, в сущности, нелюди! – с досадой сказал Антон, - родину предали за пятак. – Тогда вот что: найми кого-нибудь потолковее, кого ты хорошо знаешь, чтобы быстро написать программку.

Антон уселся на кухне, положив ноги на стол, и закурил сигару.   Дел было по горло, а тут карауль этого барана. И Антон взялся за телефонную трубку. Вскоре он решил один организационный вопрос: он приказал создать комнату для программистов, чтобы посадить их всех вместе и запереть. И тогда они не могли бы выходить из цеха вплоть до окончания работы.

- Ну, Леха, кого ты можешь нам порекомендовать в качестве программиста, ежели все наши с тобой одноклассники отвалили на чужбину?

Леха ответил подозрительно быстро:

- Есть у меня один виртуальный приятель, кликуха его Хэлл. Пожалуй, он тебе подойдет. Только не знаю, согласится ли он. Я ему напишу.

Тем же вечером Леха вышел в чат с Хэллом.

- Здарова, Хэлл, ты в чате?

- Угу. Ты штоль, Леха? Давно не встречались. Куда пойдем? Есть новая игра «Дети подземелья». Мальчик и девочка заблудились в пещере. Детский секс, ужосы и все такое. 

- Хэлл, у меня к тебе предложение по работе. Нужен программист.

- Нашел дурака, Леха. Я давно этими глупостями не занимаюсь. Я лучше пару сайтов взломаю за бабло. Заказы есть.

- Тут большое бабло. Тебе понравится. Сотню тысяч зеленых отвалят. Могут и больше.

- Это меняет дело. Что нужно сделать?

- Нужно прийти в офис прилично одетым и выслушать бредовое задание. Тебе дадут подписать бумагу о неразглашении.

- Что-то коммерческое?

- Да, коммерческая тайна. Под страхом смерти.

- Крутые, штоль?

- Ага, щас. Не крутые, но при деле. Хозяева у них за границей. А тут заправляет мой одноклассник. Он типа Заказчик. У тебя костюм есть? Я купил на рынке за 4 косых.

- Красавец.

 

«Оранжевая смерть»

 

- Зачем делать новую боевую часть? – удивлялся Леха. - Год назад мы уже делали одну туфту. Тренировочную игру для молодежного движения «Наши». Байду, значит, делали. Хуету-маету. Мы рисовали, как «Наши» ходят стенка на стенку с «оранжевыми». Такая обычная мочиловка. Я тогда работал в Зеленограде на фирме «Амбер». Работа стоила по договору полтора миллиона долларов. Заказчики проплатили хозяевам 700 тысяч зеленых и слиняли. Программистам досталось максимум по пятерке. Так эта игра и валяется. Хочешь, Антон, возьми ее – можно приспособить. Там уличные бои неплохо прописаны. Кровищи – море. Оранжевые падают как подкошенные. Их камнями забивают.  Вся игра «Оранжевая смерть – это тренинг по уличным войнам. Там есть сцена, когда оранжевых заманивают к фонтану перед Большим театром, а в фонтане вместо воды – приготовлены камни с острыми углами. «Наши» заскакивают в фонтан и, подпустив оранжевых поближе, начинают кидать в них острые камни. Там было море кровищи.

Еще, помню, была хорошая сцена с падающим балконом. Человек десять оранжевых спасаются бегством с крыши и перебираются на чужой балкон. А этот балкон – падает вниз.

Тоже технологично сделано.

Антон сначала не вслушивался в бормотание Алеши, но потом сообразил, что тот своим нудным голосом говорит по делу.

- Леша! А ты можешь украсть экземпляр этой игры? Ты помнишь, что я тебе дал задаток? Ты помнишь, сколько я тебе лично обещал? Укради! Позвони кому-нибудь! Ну, сделай же свой этап работы. И потом отваливай, куда хочешь, на все четыре стороны. Хоть малину собирать, хоть клубнику полоть. А я в Сингапур полечу – загорать, узкоглазеньких щупать. А может, какую-нибудь кобылятину с собой возьму.

Леша скривился:

- Украсть? Зачем красть? Вон у меня валяется диск с этой игрой. И программа где-то была. «Оранжевая смерть» была тупая учебная игра. Там, правда, есть красивая сцена противостояния: на площади. Одна команда одета в куртки цветов российского флага, а вторая – в оранжевые куртки. У одних рожи разукрашены трехцветными мазками, у других – натерты чем-то оранжевым. Сразу видно: встретились враги. Стенка на стенку идут. А потом уже начинаются тупые казаки-разбойники: гонялки друг за другом. Еще был момент, когда нашисты запихивают «оранжевых» головой в помойные бачки.

 Антон заурчал довольный:

- Я знаю, знаю. Слышал-слышал.  Эту работу заказывал Слава Сусликов.

- Кто это – Сусликов?

-Ты и этого не знаешь? Это самый великий демиург. Он меняет местами пространство и время.

- В наше время не бывает великих, - убежденно сказал Леша.

Но Антон не согласился. Он снисходительно посмотрел на Лешу.

- А дедушку Сусликова, большого Суслова, ты помнишь? Из Политбюро ЦК КПСС, секретаря по идеологии – такого сухого старичка?

- Как я его могу помнить, когда я 77-го года рождения? 

- Ну, да…с 77-го он уже под капельницей в кремлевке лежал. Двадцать лет пролежал. Живой. Пока его специальный внук рос и развивался, дедушка должен был жить. Потом состоялся акт передачи секретов. И дед спокойно ушел в мир иной, зная, что дело его живет. Короче, Владислав Сусликов – это его внук. Такой виртуальный внук, привитый на специальном политическом дереве. Очень приятный парень. Улыбчивый. Мы с ним работали вместе лет пять или шесть. Раньше мне всегда давал заработать. Был мой друг. Звонит, бывало, а то и курьера присылает с запиской: «Порапобабам!» Я тут же собираюсь, и мы с ним прыгаем в машину, и в аэропорт. А в аэропорту уже ждет самолет под парами, и мы летим, куда хотим. То на Мальту летали, с масонами общаться. То на яхту в Адриатическом море…к Абрамовичу.

А то, бывало, и цыган позовем. Все двери запрем и устроим пьянку, брат Алеха, на три дня. А как проспимся, нюхнем по разику и – на работу, Россией руководить!

Потом образовался какой-то непоняток меж нами, что-то мы не поделили, и я не стал ждать, когда Слава очухается и позовет меня обратно, и ушел к другим хозяевам. Надеюсь, другие хозяева – люди серьезные, кидать меня не будут. К тому же, они о России думают, как вам, дурачкам, дать заработать, как вытащить вас из вечной бедности.

- Пой, ласточка, пой, - сказал Леха.

- Забавно, что мы используем игру, которую заказал Сусликов! – сказал Антон зевая. - Как они все делают? Кидают. Деньги у них надо брать сразу в полном объеме. – Антон задумался, стоит ли выдавать Алексею главную тайну бытия. И решил, что не стоит. Но после пива его явно повело на разговор.

- У Славки Сусликова так всегда: пообещает все, даст половину, а потом скажет: «У нас планы изменились. Извини, старик!» Сусликов - жуткий кидатель. А разводильщик какой! – мечтательно произнес Антон. - Лучше него никто не придумывает ужасы, которыми пугают главное начальство. Никакой Голливуд. Ихний Бен Ладен рядом со Славкиными «оранжевыми» - просто сельский хлопчик.

Сусликов придумал «оранжевую угрозу», чтобы с ней бороться, иначе, чем бы ему заниматься? Баб щупать ему давно уж надоело. Ему даже мужиков щупать надоело. Иной раз мне говорит: «Пойдем в Мавзолей – пощупаем Ленина в гробу!»

Его виртуальный дедушка Суслов тоже придумывал угрозы то советскому образу жизни, то самому существованию советского государства. Помню, приходишь к Славке Сусликову – а у него четырнадцать полок набиты сверху доверху книгами и брошюрами деда, Суслова. Я его спрашиваю: «Ты все читал, Славка?» А он мне: «А как ты думаешь?» А я ему: «Я думаю – все!»

Вот и выбил Сусликов ассигнования на борьбу с оранжевой чумой. Несколько антиоранжевых шаек создал. Подогнали туда ребят самых подзаборных, отчаянных – куда там беспризорникам первых пятилеток! Эти готовы были на все. Буквально. Башенный кран опрокинуть на толпу – пожалуйста! Стрельбу в клубе устроить – это для них просто фигня. Башку кому-нибудь проломить вообще нет проблем. Лишь бы им сказали, что за ними – власть стоит. Власть, как война, все спишет.

Деньги, которые их бригадирам Сусликов выделял, бригадиры же и пропили и растащили, а Сусликов на совещаниях для актива этим своим отпетым не раз обещал, что проведет их в депутаты и в министры. Они и развесили уши. Уже и карманы растопырили. А потом – отбой. Всех слили. Сусликов даже мне платить перестал. Мой пропуск в Главное здание аннулировал. Тут я ему позвонил по телефону и говорю:

-Ну-у, Слав, ты да- аешь…

А он трубу бросает. Представляешь? А перед этим мне сказал:

- Таковы правила Игры.

Я и свалил в другую сторону.

 Антон обратил внимание, что Леша ни черта не слушает его, поскольку Леше все это скучно и тошнотно. Леша-паразит уже играл в солдатики. Их у него было много, из разных коллекций. Он расставил их в боевой позиции, сверяясь с какой-то книжкой.

 Антон хотел стукнуть его по голове, но, наступив на горло собственной песне, постановил:

- Завтра рисуем вторую часть.

- А какая у нас вторая? Что там Булковский насочинял?

- Еще не видел. Но, думаю, что все шоколадно.


 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment