?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Даже с возрастом человек, вкусивший радость продажной любви (удовольствие получил, целуя кого-то в жопу, да еще деньги заплатили!!!) не может остановиться. Все целует и целует.
Настоящего профессионала видно по тому, что он всегда находит клиентов, у которых проблема с сексуальной самоидентификацией. Просто по любви эти типы не могут. Они ищут, кому бы заплатить.
И тут их ждет...Станислав Белковский. Вечно свежий. В смысле, пахнущий свежим пиаровским потом, от заказа. И вот они нашли друг друга: заказчик и исполнитель.


"Концепция, которая лежит на поверхности, но до сих пор не реализована нигде в мире — что и дает нам, россиянам, возможность стать полноценными первопроходцами — это многосоставное кино. Подобно театральному спектаклю, в кинокартине каждую роль могут играть поочередно несколько актеров (составов исполнителей). Разумно использовать во всяком фильме не менее двух, но и не более трех составов (чтобы окончательно не запутаться). В таком случае настоящие звезды будут сниматься в первом составе, а места во 2-м и 3-м составах можно продавать на аукционной основе (см. «прецедент Байсарова»). В результате могут быть привлечены дополнительные средства, столь необходимые для вывода нового российского кино на соответствующий национально-международный уровень.

Кроме того, переход к принципу многосоставности позволит качественно повысить сборы от проката картины в кинотеатрах — как в России, так и за пределами нашей страны. Ведь зрители будут заинтересованы в том, чтобы сравнить разные составы исполнителей и сделать вывод, какой из них лучше (оптимально соответствует сценарию и режиссерскому замыслу). Это заставит людей ходить на каждый фильм, как минимум, 2-3 (сообразно количеству актерских составов) раза. Экономический эффект очевиден. Благодаря многосоставности российское кино сможет выйти на тотальную самоокупаемость и сделаться независимым от государственной финансовой поддержки уже к 2020-2050 гг.

Автором данной статьи написан сценарий психосоматоэротического триллера-блокбастера «Куршевель», который мог бы стать первой многосоставной картиной в истории мирового кинематографа. Краткий синопсис сценария предлагается Вашему вниманию.

Главный герой сценария / картины — известный российский и международный бизнесмен, общественный деятель, инвестор, филантроп, меценат, гуманист, эрудит, полиглот, православный подвижник и миссионер, почетный мученик Михаил Порохов (в качестве исполнителя для первого состава рекомендуется артист Жан-Клод Ван Дамм). В январе некоего года, когда Россия уже встала с колен, но еще не поняла, куда ей после этого идти, Михаил Порохов прибывает в г. Париж (Франция) для участия в традиционном сакральном мероприятии — Бале Обрезания Господня (БОГ). Все сборы от БОГа неизменно направляются на независимые социологические исследования в области детской урологии и сексопатологии.

Вскоре после начала картины зритель закономерно, но неожиданно узнает, что Михаил Порохов является побочным сыном лауреата Нобелевской премии мира академика А. Д. Сахарова от буддийской монахини Рене Пан. О некоторых фрагментах и элементах детства главного героя повествуют содержательно и духовно насыщенные флэшбеки: вот маленький Миша — с мамой в Шамбале, с папой — на горе Синай (академик впервые объясняет сыну смысл и содержание Декалога), а вот он — резвится на лужайке в Кемп-Девиде, пока друзья его родителей — дядя Джимми, дядя Менахем и дядя Анварик — по непонятному поводу готовят праздничное барбекю.

Итак, Михаил Порохов прибывает на БОГ, который проводится в парижском отеле Four Seasons George V (закрытом по случаю бала на капитальный ремонт). Магистральной рекой льется шампанское (Crystal, а не говно какое-нибудь типа Moet & Chandon), сырьевыми потоками обрушивается с небес чёрная икра. Кульминационный момент бала: Михаил приглашает на танец неформальную королеву бала, первую красавицу блока НАТО актрису и модель Карлу Бруни (рекомендуемая исполнительница для первого состава — актриса и модель Карла Бруни). Худощавая дива очарована русским гостем, одновременно брутальным и нежным, уверенным в себе и внимательным к окружающим, аристократичным и демократичным — как ОАО «Газпром». После бала Михаил и Карла уединяются в президентском номере отеля, где российский бизнесмен всю ночь уговаривает свою новую приятельницу перейти в Православие. Соглашается она только под утро.

Но восторженные молодые люди, увы, не знают (не догадываются): за их разгорающимся православным счастьем со страшной злобой и ревностью следит другой гость БОГа — министр внутренних дел Франции (а впоследствии, по окончании фильма — ее президент) Николя Саркози. Нелепый носатый карлик сомнительного этносоциального происхождения. Он давно и секретно, как и положено французскому госслужащему, влюблен в Карлу Бруни, но она назойливо не обращает на него внимания. В одночасье возненавидев удачливого соперника — российского бизнесмена, добившегося прорывного успеха всего за один вечер — Саркози приводит в действие заранее заготовленный план «Куршевель», призванный уничтожить Михаила Порохова навсегда. Реализация плана поручена помощнику Саркози по крышеванию наркобизнеса генерал-майору Дымовски, французу польского происхождения (или наоборот, как получится), который по определению испытывает отвращение ко всему русскому и российскому, а также блестящему и успешному. (На роль Саркози в первом составе рекомендуется артист Борис Смолкин, игравший ранее Дворецкого в сериале «Моя прекрасная няня». На роль Дымовски — артист Лоуренс Фишберн, известный образом Морфеуса в кинокартине «Матрица»).
http://www.apn-spb.ru/publications/article6697.htm


Извините за неровный почерк...
Концепция этой фуеты не может быть мною приведена полностью, потому что ее писал графоман - она занимает 10 страниц текста. Многобуков.
А знаете, кто ее автор?

Ну, конечно, вы его знаете! Это Станислав Белковский! Он ищет нового хозяина. Поэтому в синопсисе сценария присутствует равно Михаил Прохоров и его родна сестра Ирина - в роли монахини...

Честно? Такого бреда даже я не читала!
У Белковского рыально кризис жанра.

 

Comments

( 8 comments — Leave a comment )
yu_buida
Dec. 24th, 2009 10:41 am (UTC)
Он мне чем-то неуловимым напоминает Виталия Третьякова, только еще более нервный.
elena_tokareva2
Dec. 24th, 2009 11:16 am (UTC)
Как ты интеллигентно выразился! Третьяков тоже проститутка. Только более мерзкая. Стас мне даже чем-то симпатичен. Он смешной. А Третьяков - смешое в своей серьезности. Такой православно-клинический еврей.
yu_buida
Dec. 24th, 2009 11:41 am (UTC)
Православно-клинический - смешно, но мне когда-то Третьяков несколько раз с гордостью говорил: я неверующий в принципе, я агностик, а уж православных с их кондовостью никогда не пойму. И любил декларировать свою "нееврейскость". Ха.
krupelega
Dec. 24th, 2009 12:39 pm (UTC)
Я человек необьективный. И потому без всяких причин "имею право" испытывать отвращение к Белковскому.Что касается его опуса,то он также отвратителен ,как и автор, и как его омерзительно неразборчивая демагогия.
elena_tokareva2
Dec. 24th, 2009 06:34 pm (UTC)
Ну, мерзкенький, канешно.
dmitriy
Dec. 24th, 2009 01:46 pm (UTC)
По моему у Белковского просто окончательно съехала крыша.
andorro
Dec. 24th, 2009 04:36 pm (UTC)
Это треш.
А про кино наше могу сказать, что его проблема отнюдь не в деньгах — собравший туеву хучу «Оскаров» в прошлом году «Миллионер из трущоб» стоил дешевле «Обитаемого острова», успешный в проекте «9 район» стоил примерно столько же, и вообще примеров фильмов сравнимых с русскими по объёму бюджета и при этом не в пример более качественных и финансово успешных — масса. Отсюда вывод: как только у нас начнут снимать нормальное качественное и ориентированное на массового зрителя кино, так сразу на него появятся и деньги — естественным образом, без помощи государства и олигархов, а за счёт кассовых сборов.
chudokol
Dec. 24th, 2009 05:47 pm (UTC)
Курващель
И ведь снимут... Если Потанин проплатит.
( 8 comments — Leave a comment )

Latest Month

September 2022
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Comments

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner