February 17th, 2009

весенняя форма

за это все прощу

Божена Рынска, все-таки классик жанра, я хоть и не поклонник рассказов про золотые унитазы и розовые струи олигархической мочи, но иные фразы заставляют меня смеяться до слез. Вот:
"Женщин за столами было втрое больше, чем мужчин. Труженикам капитала сейчас не до кабаков. К тому же и это тоже кризисный тренд, многие отказываются от вторых семей, и на рынок произошел сильный выброс красивых, ухоженных женщин за тридцать".

Когда-то в бумажном "Стрингере" мы опубликовали материал "Двоюродные жены" со сценами жизни в закрытых скучных коттедженых поселках вторых семей наших министров и вообще людей из власти первого эшелона. Это был большой скандал, потому что первые (законные) жены этих дядек делали вид, что ничего про "двоюродных" не знают.

Но тогда был восходящий тренд на обзаведение параллельными семьями и детьми-бастардами. А сейчас, Божена пишет, значит, пошли мужики в отказку...выброс, значит, на рынок ухоженных женщин за тридцать...
Зачот.


весенняя форма

Час полковника

Мой приятель, немолодой журналист, очередной раз поступил на работу (в последние полтора-два года работа меняет его чаще, чем это ему хотелось бы). Спрашиваю: «Кто у тебя редактор?» «Да, так, полковник один…» Этот ответ я слышу от него уже шестой или седьмой раз: все предыдущие работы тоже возглавляли полковники. Чертовски много в стране полковников, и почему-то все они  стремятся стать главными редакторами газетенок, журналюшек, обзавестись членским билетом Союза журналистов России и обязательно посетить Бал прессы, который ежегодно устраивает глава СЖР Всеволод Богданов в ЦМТ.

Проникновение полковников в журналистику и превращение нашей профессии в дубовую пропаганду - явление знаковое и очень огорчительное. Оно еще славится и тем, что несет определенные моральные установки, которых в нашей профессии отродясь не водилось, а в среде полковников эти установки являются основополагающими. Это неписанные законы неутвержденного ордена.

Вот, другой полковник, давно в отставке, пристроен работать в Торгово-промышленной палате, дает урок хорошего тона другому моему приятелю, на этот раз, молодому человеку. «Слушай сюда, ты молодой, ничего в жизни не смыслишь, а должен в первую очередь наказы выполнять, лишнего не спрашивая. Выполняй и не вникай – все равно не поймешь, а все тебе рассказывать никто не будет – рано тебе знать. За послушание будут тебя двигать наверх и дальше, даже если ты все будешь заваливать. За тобой будет организация стоять. Ты будешь не один по жизни мыкаться. Но это будет потом, когда заслужишь. Пока – служи!» Значит, не спрашивая зачем, не спрашивая вознаграждение за труд, не спрашивая о последствиях действий и конечной цели.

Как в армии.

Надо отметить, что дружок мой молодой в армии не служил, и вообще сумел избежать соприкосновения с военкоматом, но тут вырваться из цепких лап полковника не сумел. Поскольку моему приятелю уже не двадцать лет, и некоторый опыт у него есть, он сильно сомневается, что его служение неизвестно какому ордену и неизвестно какой цели, принесет ему успех. Его так, в темную, уже не раз использовали различные полковники.

Теперь пришел черед сказать, что у нас в России не случайно «настоящий полковник» стал героем песни Пугачевой, полковник – это настоящий психологический тип низкоуровневого начальника, который пропьет все, что ему доверила Родина. Такой дядя, которого Родина уже никуда не пошлет, зато он ее посылает далеко-далеко.

В общем, потом допишу свое исследование про полковников – сейчас готовлюсь в командировку на Урал…