October 16th, 2009

весенняя форма

хорошо бы молиться на русском

Была с утра на отпевании Миши Поздняева в храме на Краснобогатырской улице. Людей собралось довольно много. В основном, с последнего места работы Миши - из газеты "Новые известия", во главе с гл. редактором. Они подъехали на специально арендованном автобусе. Было и Дима Быков, Архангельский, Ольга Тимофеева. Миша лежал в гробу непохожий на себя самого. Умер как бомж на лавочке рядом с больницей, куда пришел сдаваться по причине плохого самочувствия. В приемном покое долго не принимали, он вышел покурить и...
Обнаружили менты на лавке.
Хоронили на восьмой день. По-видимому, было следствие, так как смерть, мягко говоря, для приличного человека экстремальная.
Ох, не ходите, люди, в одиночестве в больницу! Лучше "скорую" вызывать на дом, если самочувствие плохое.
Жалко Мишу невыносимо.
Поп читал молитву. Певчие пели. Присутствующие невпопад крестились. Странно, что за столько веков наша РПЦ не захотела перевести молитвы на русский язык. Гордятся тем, что у нас ничего не меняется.
Никто не плакал.
Странно. Такая странная смерть, и никто не оплакал. Напрашивается мысль, что у Миши не было близкой души, для которой его смерть стала бы подлинной трагедией.
И все равно: помянем. Светлый был человек. И поэт замечательный.