July 1st, 2011

весенняя форма

из-за истории с Колей Троицким расфрендила кучу каких-то педерастов

Все, кто выразил солидарность с решением руководства РИА-Новости по поводу Коли Троицкого были мною расфренжены. Не люблю, когда прогибаются перед приблатненной мейнстримовской гомосятиной. Неприлично это. Все эти голые жопы, липкие поцелуйчики, страпоны, бабы-коблихи...отдает тухлой зоной.
Как может эстетствующий человек все это воспринимать?
Некрасиво ведь. Пусть и модно.
Поэтому всех, кто вякнул, что "РИА-Новости правы!" - всех послала подальше.
Правда, не стала удалять парочку пидарков, которые кукаречут что-то, ну, чтобы смешно было. Пусть еще покукаречут пару суток. А потом - в топку!
весенняя форма

скандал с Любимовым уже поднадоел

Любимов дружил с Егором Яковлевым. Когда я работала в "Общей газете", нам всем бесплатно выдавали пропуска на Таганку. Я посетила один раз. Это был Шекспир. Катарсиса не произошло. Хотя некоторые реплики запомнились.
И я перестала посещать этот театр. Это не значит, что он плох. Просто мне требовалась более проникновенная атмосфера. Не крики и вопли, а убедительные решения.
В памяти моей осталось благоприятное впечатление от спектакля "Три сестры". 1981 года. Любимов его ставил вместе с Погребничко. В конце спектакля на темной сцене вдруг открывалось нечто, как  будто еще одна театральная сцена с декорацией: большой город. шум машин вдалеке, огни и военный оркестр играет "Прощание славянки"...полк уходит.
Через секунду ты понимаешь, что режиссеры просто открыли большое окно на улицу, и шум Садового кольца ворвался в зал, огни большого города...
Красиво.
весенняя форма

(no subject)

Я посмотрела кино, рекомендованнное мне Дашей Митиной. Ее интеллекту я доверяю. Хотя, полагаю, мы с ней видим на экране разное.
Спорить с ее рецензией на фильм "Кто, кроме нас" нет смыла - рецензия добротная. Но без личного отношения. Без обобщений.
Я же хочу немного порассуждать по поводу немецкой левой молодежи 70-х. Это совсем не романтично. В фильме сделан анализ распада бюргерской морали, которая прекрасно сохранилась у немцев весь период гитлеровского правления.
Гитлер не был революционером. Он был мелкобуржуазный тип. Бюргеры, занимавшие видно место в гитлеровском обществе, как отец героя, писатель Вилпом Веспер,  прекрасно жили при Гитлере и находили у него массу положительных черт.
Но они не смогли противостоять идеологическому появлению нового поколения, родившегося в войну и получившего взросление уже после разгрома фишизма. Это была мощная психологическая травма целому поколению.
Это молодые люди с жестокой травмой стыда за отцов, с виду таких приличных. Как же похожи их отцы и матери на поколение наших добропорядочных пенсионеров, которые рассуждают о том, что Сталин много сделал для нашей страны!
Мать говорит герою фильма, юноше с трудным именем Бернвард: "Ты родился только благодаря фюреру. Твой папа не хотел детей. Но фюреру нужна была смена..."
При этом семейка, так и не переварившая гитлеризм как ошибку, сохранила и после войны зажиточный буржуазный дом, прислугу. Папа-писатель, правда, не может издать свои говнокнижки. Но это-то как раз родители Бернарда поручают сделать ему. Увековечить буржуазные истины, которые, представьте, себе, Гитлер нес на протяжении своего правления.
Папа-писатель дивный моралист.  Даша Митина пишет о том, как начинается фильм:
"Жирный котяра рыжей молнией взлетает на дерево, сбивает соловьиное гнездо, и в считанные секунды вместо птенцов остается горстка перьев и костей...

Маленький мальчик с котом под мышкой прокрадывается в сарай, прячет провинившегося зверя в клетку к кроликам и заваливает соломой. Но всё тщетно: отец мальчика, наблюдавший сцену в окно, с ружьём заходит в сарай, слышен выстрел.

Размазывающий слёзы и сопли мальчик сидит перед отцом, национал-социалистским писателем Виллом Веспером, а тот читает ему назидательные стихи о борьбе котов с соловьями.

- Коты, Бернвард, это отродья, евреи животного мира.... "

Папа ищет мораль в поведении животного и наказывает кота за аморальное поведение.
Collapse )