April 21st, 2014

в белом

жизнь не так линейна, как это представляется из окопа

Я уже не раз рассказывала две эти истории. Но ничего, повторюсь.
У меня был собкор на Украине, русский парень, националист, состоял в русской националистической организации. Вместе с сообщниками взорвал штаб УНА-УНСО. Был осужден и попал в тюрьму. В тюрьме дознаватели-хохлы выбили ему зубы, отбили почки...И когда он лежал окровавленный в углу камеры, нуждаясь в помощи и минимальном сочувствии, как вы думаете, кто обмывал его окровавленные губы и обломки зубов? Кто размачивал белый хлеб в молоке и кормил его с ложечки? Это были зверские украинские наци из УНА-УНСО, которые тоже сидели в этой же камере. Ни один из подельников моего Ромы не явился навестить соратника, не притащил ему передачку, чистое белье...
А другая история была со мной. Она не такая трагичная, она просто поучительна. Снимали мы в 2000-ом  году документальный фильм на Сахалине. Ездили там по всему острову и в процессе поиска натуры, познакомились с чудным дядькой. Собственно, этого дядьку я нашла. Он поставил около своего дома на пригорке несколько огромных круглых спутниковых антенн, и дал возможность всему поселку смотреть спутниковое ТВ. А еще у него была икорная фабричка. И хотя был не сезон, он обещал нашей съемочной группе по банке свежей красной икры. Как раз в тот день, когда вся группа отправилась за обещанными дарами моря, я снимала сюжет далеко, в море, на сейнере. А когда вечером приехала в гостиницу, то оказалось, что все с икрой, кроме меня. В нашей группе был оператор-литовец, жуткий националист. Мы с ним ругались по принципиальным вопросам всю дорогу. Особенно, когда ехали в самый конец острова. Это было длинное трехдневное путешествие, времени для выяснения политических вопросов у нас было предостаточно.
Так вот, единственный человек, который просто принес мне свою банку икры и отдал с словами: "Возьми, я все равно ее не люблю" - это был вот этот литовец-оператор. А все мои давние сослуживцы и друзья стыдливо прятали руки за спину...