elena_tokareva2 (elena_tokareva2) wrote,
elena_tokareva2
elena_tokareva2

Субботнее чтиво

Иногда перечитываю давно брошенный мною роман  о том, как группа политтехнологов готовила переворот в такой безнадежной стране, как Россия. 
Вот пара кусочков:

Не свойская компания

 

 -- Договор подписывается в одном экземпляре и остается у нас. Прошу прочитать и подписать.

Леша пробежал текст, и его глаза выхватили только одну фразу, которая его вспугнула: «В случае разглашения информации служебного характера подписант подвергается санкциям, вплоть до физического уничтожения».

Прочитав эту фразу, Леша отодвинул от себя договор и затравленно посмотрел на Антона.

-- Что, не видел таких бумаг? Ты, Леша вообще мало видел в этой жизни. Не бойся, подписывай. Предупрежден – значит вооружен. Ты же не станешь болтать лишнее?

--  Подписать? –  шепотом переспросил Леша.

--  Конечно!

Леша закрыл договор локтями и тихо, но упорно потащил его к краю стола, всемерно налегая на него. Через минуту титанических усилий, направленных на то, чтобы договор двигался со скоростью черепахи, переходящей из одного столетие в другое, Леша достиг желаемого: договор оказался у него на коленях. Тут он его плавно эвакуировал в целлофановый пакет,  прислоненный к ножке стола. Операция заняла минут десять, но показалась Алексею долгой, как сутки в карцере.

 

 -- Итак, - перешел к делу Антон, - характер событий, которые мы готовим, должен производить впечатление естественного хода истории.  В любой стране возникает мода на то или иное социальное явление, которое захватывает наиболее активные круги, а затем расползается среди самых отсталых слоев. И тогда кажется, что вся страна играет в МММ или чатится в чатах, или берет ипотеку или ходит на сайт «одноклассники.ру».  Потом мода на что-то проходит, а на что-то возникает. Но эти волны вздыбливаются и опадают не стихийно, а благодаря усилиям заинтересованных кругов. Это только простым гражданам кажется, что все происходит само собой. За всеми волнами стоят опытные модераторы, большие настоящие деньги, и, наконец, вменяемые лидеры.

«Да ладно? – недоверчиво подумал Леша. – Всюду, значица, вы, умники такие…а под вами мы, значица, идиоты несмышленые…»

-- Перед нами стоит грандиозная задача – вовлечь в новую социальную Игру хотя бы полмиллиона человек, проживающих в Москве и Ближнем Подмосковье. - Наш программист Алексей уверяет, что столько народу еще ни разу не играло ни в какую онлайновую игру одновременно. Людей трудно собрать в одном месте в одно время.  Статистика вещь упрямая: как только она подключается, становится ясно, что в одну и ту же игру играет ничтожно малое число людей. Ничтожное. Все играют в разные игры. А это плохо для нас.

-- Зато миллионы людей играли в игру МММ и в другие пирамидки, - отозвался из-под своего пузика Илюша Натюрморт.

-- Позвольте, коллега, я только что об этом именно и сказал, и подчеркнул, что вовлечение людей в любые социальные проекты происходит только благодаря усилиям технологов. Без технологов народ только пьет пиво и ходит в туалет. Остальное все делаем мы. Вовлекаем. Трясем. Просвещаем. А вы перебиваете и никого не слушаете. Только себя. Только себя. Только себя.

Антона заело.

 -- Дайте мне сказать, - настаивал Илья. -- Не хочу, чтобы у вас были иллюзии.

-- У меня? Иллюзии? – изумился Антон Марсович. – Я же не девушка.

-- Я вам говорю: народ сам никогда не выйдет на улицы. Ему хорошо в своем уголке.

--  Да мы пока про улицу, коллега, вообще ни слова не сказали. Мы пока говорим о создании игры, - оборвал  его Антон.

Но Илюша нес свое:

--  Вы про улицу не сказали, но вы про нее подумали. У вас на лице написано про улицу. Поэтому повод для уличных беспорядков, -- тут Илюша сделал паузу, --  должен быть реальный, безапелляционный и совершенно неразрешимый.

-- Какие, вашу мать, беспорядки? – грозно прорычал Антон Марсович,  оглядываясь и резонно полагая, что его офис напичкан жучками. – Мы обсуждаем социальную Игру, которая осчастливит народ, позволит обучить население  активному участию в улучшении своей жизни! Социальный проект. Деньги прошли через Министерство социального развития!

-- Деньги на раскрутку МММ тоже проходили не через американский Госдеп, - мерзко ухмыльнулся Илюша Натюрморт.

-- А вы это наверняка знаете?

-- Наверняка знаю. Они проходили по ведомству ГРУ. Главного разведывательного управления Генштаба. После разгрома МММ еще года два в этом ведомстве черновики деловых бумаг писали на листовках МММ.

Денег в стране было много, и был найден способ, как  снять денежный навес. И сняли. Нашли этого…навроди Мавроди.

-- Никогда не слышал об этом, - признался Антон. – Сплетни, должно быть.

 -- Я не вижу, Антон Марсович, в этой стране повода к неудовольствию и народному возмущению, - опять завелся Илюша. -  С тех пор, как на подмостках всех театров страны идет революционная драма «Колбаса», поставленная Егором Гайдаром в 1992-ом году, население ни разу не бунтовало против Режима.  Население справедливо считает, что у него все есть. Вот, в 91-ом, когда не было колбасы, люди вышли воевать, как им показалось, за свободу.  Свобода и колбаса переплелись в сознании масс. А сейчас, когда всего полно, кто пойдет воевать? Деды маньячные с красными флагами? Помрут по дороге.  Хочу остановиться на ваших последних тезисах: нужны модераторы, большие настоящие деньги и вменяемые лидеры. Отсутствие хотя бы одной из этих составляющих, и замысел летит к черту.

-- Так-так-так-так….- забарабанил пальцами по столу Антон. – И  ты не веришь в наше дело?

--  Есть такая профессия – делать то, во что не веришь. Это профессия политтехнолога.

Все засмеялись.

-- Нельзя делать то, во что не веришь, -- парировал Антон Марсович.

-- В идеале да, – согласился Илюша. – Но  я  циник.  И из-за денег я часто делаю то, во что ни на грош не верю. А  вас я просто опускаю. В смысле, опускаю на землю. И сообщаю вам, что есть только один способ вытащить людей на улицу -- это создать страну Эльдорадо, а потом отнять страну Эльдорадо.

Все перестали шептаться и хихикать и прислушались.

 

-- Сначала людям надо НЕЧТО волшебное всучить, а потом, когда они привыкнут к нему, обживутся в нем – тогда отнять. И вот тогда,  когда они возмутятся, можно будет их вытащить на улицу. А нынче – посмотри в окно: троллейбусы ездят, свет горит, граждане закупают продовольствие, готовясь к очередному празднику. Где тут революционная ситуация? Кто пойдет голосовать за нашего кандидата? Да и есть ли у нас кандидат?

-- Да речь не идет о выборах, - тихо сказал Антон Марсович. Мы с ними успешно справились в прошлом столетии. В них никто больше не верит. Поэтому проблема отпала.

-- Ну, и пгавильно, батенька! – скоморошничал Булд. – Поскольку наш народ в условиях демократии голосовал бы или за коммунистов или за фашистов, нам стало ясно, что выборы надо осквернить и упразднить, как опасную игрушку. Правильный капитализм через выборы в нашей стране не построишь. Вспомним слова Бернарда Шоу:  «Демократия - это значит, что власти уже не назначаются горсткой развращенных, а выбираются невежественным большинством». 

-- Ну, спасибо, что объяснили! Куда  мы без вас, - осадил его Антон Марсович. – Выборы у нас под контролем. Когда мы работали на другую сторону, преемник был правильно спрограммирован и вовремя введен в эксплуатацию. Нами был использован глобальный советский миф о «хорошем кагэбэшнике», о честном самоотверженном парне, которые сохранились только в недрах тайного ордена КГБ-ФСБ. Мы раскручивали фигуру Андропова, потом подложили под нее ВВП. Набросили тень великого на малое и получили хороший результат. Теперь речь идет о принципиальной смене парадигмы. Проект «хороший кагэбэшник» окончательно протух. Кагэбэшники оказались такими же продажными, как и менты. Глобальный миф о спасителях России из лубянского ведомства сдулся. И заказчики теперь другие.

 

 Антоша забарабанил пальчиками по стеклянной поверхности стола, выбивая неизвестную мелодию. Хорошо выбивал. Душевно. Неожиданно Леха понял, что это «Варшавянка».

На-бой кро-вав-вый,

Свя - тый и прав-вый

Маршш, мА-арш впер-ре-оод,

Раб-боччий нарррод!

 

Когда музыкальная пауза закончилась, Антон Марсович очнулся и продолжал:

-- Хотел бы уточнить распределение ролей еще раз. Политический сценарист в нашем проекте –  Витя Булд, а не вы, Илья. Я – организатор, финансист, я держу связь с заказчиками. А вы, уважаемый Илюша, если не возражаете, работаете на этом проекте постановщиком гадостей. Вы должны уметь, и вы это умеете, рассмотреть любую пакость  под  углом эстетики, а не этики, и изобразить ее как артефакт. То есть как акт искусства. Потому что если говну не придать художественную форму, то оно и будет просто говно. Только то, что прошло через эстетическую обработку, вызвало шквал эмоций, усваивается обществом и воспринимается как факт. Остальные события, не отраженные ни прессой, ни искусством,  проходит мимо сознания населения. Мы все тут недооцениваем искусство.  

  Илюша Натюрморт криво улыбнулся и кивнул. Алексею показалось, что он обижен распределением ролей, но внешне демонстрирует покорность. Во всяком случае, он кратко изложил свое видение:

-- Я считаю, что дизайн нашей Игры с большой буквы должен быть передовой и отвечать скрытым побуждениям толпы. Исследования показали, что россиянам  нравится  сталинский ампир и гитлеровский гламур. Наш народ это обожает. Стильно и величаво. ВДНХ. Третий Рим.  Кремлевские башни со звездами. Воздушные парады 35-го года в Тушино. Трамваи, которые идут в Тушино, обвешаны гроздьями девушек. Платья их развеваются, и видны трусы-фонариком, с резинками. Я недавно отсматривал старые кинохроники с воздушными парадами именно 35-го, 36-го и 37-го годов – это снято как будто рукой Лени Рифеншталь, которую обожал Гитлер. Совершенно точно понятно, что сталинские операторы прошли обучение в гитлеровской Германии. У Сталина был безупречный эстетический вкус. С этим не поспоришь.

А потом я отсмотрел парад 51-года. После Великой Победы совсем другое дело.  Даже морды у летчиков стали ширьше тыквы.  Никакого гламура.

{…}

-- До сути-то дойдем? Или опять нельзя? – спросил Булд.

Антон важно кивнул: говорите!

 -- Задача специалистов – разработать такую систему знаковых событий, которая постепенно сделает  участников онлайновой Игры рабами ситуаций, заложниками затраченных ими средств. И выведет пипл на улицы города – громить витрины и делать Хаос. Игра – это политический макет Государственного переворота, которому предшествует Хаос, - сказал Булд.

-- Ой, ну, вы прямо обостряете, - пробормотал Антон.

 Все присутствующие с сомнением переглянулись.

--  Нужен сценарный ход. Нужно сообразить, что мы можем в короткий срок раскрутить, а потом закрыть, чтобы заставить народ возмущаться.  Пока, я полагаю, остальным рано начинать. Сбор назначим через неделю.

Все вышли покурить в специальную комнату с вытяжкой. Леша не курил вообще никогда и поэтому попросился на улицу.  

-- Пойду кружечку пивка, - деловито пробасил Леша.

Только Леша скрылся за дверью, Булд заметил:

-- Ласковое животное привязалось к ученым…

-- Что вы имеете в виду? – хмыкнул Антон.

-- Не наш он человек. Он даже не картавит.  

-- Что да – то да, - подтвердил Антон.

-- Он же обычный идиот. Пойдет и нас всех заложит дворнику. Думаю, это его уровень.

Антон злобно бросил:

-- Вам все кажутся идиотами. Вы не любите наш народ.

--  Ну, что вы…




(следующий кусок - в следующем посте)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments