elena_tokareva2 (elena_tokareva2) wrote,
elena_tokareva2
elena_tokareva2

Стукачей бояться – в политику не ходить

Второй кусочек:

 
Стукачей бояться – в политику не ходить

 

        

Человек в Кепке постоянно меняет свой облик. То он на портрете вместо Ленина, то идет под флагами с коммунистами в колонне, то он сажает дерево с пионерами… Но дерево воспламеняется, построенные им высотки падают и давят людей, кепка оказывается летающей тарелкой с гнусными инопланетянами, со змеями…

Особое место уделяется Путину. Везде в Игре он предстает барсом или тигром, осторожно крадущимся среди машин и толпы и выбирающим себе жертву. Жертву он когтит лапами и долго с остервенением рвет на куски.

Если Игрок попадает в тигра или барса, он получает особый приз: кофемолку из магазина Эльдорадо.

 

Вадик Батихин остановился перевести дух.

-- Что скажете, ученые? – торжествующе произнес Антон Марсович.- Не об этом ли вы грезили?

-- Скажу, что это полный бред, особенно кофемолка из Эльдорадо, и в сценарии этого не было, - выпалил раздраженно Илюша Натюрморт.

-- Ну, почему же…в сценарии это как раз было, - возразил Витя Булд. -- Я лично это предлагал. Вот стенограмма: «…нам нужна современная лужковская Москва, с тремя безобразными скульптурами Церетели и памятником «Батурина-на-коне». Это я сказал. Но давно. -- Это живописно. Вызывает повсеместную ненависть у демоса. Это хорошо!

Только не надо поливать Березовского, - обратился он персонально к Вадику. -- Поверьте мне: это святой старик. Вот там, где у вас Березовский и компания якобы плюнули на Заключенного Номер Один, -- это неправильно. Он потому и Номер Один, что другого у нас нет. Это наш следующий «дедушка Ленин». Не надо обсуждать его скупость. Не надо вспоминать, что он носил носки за три рубля и при своих миллиардах пил дешевое вино из пластмассовых стаканчиков. Раз и навсегда: не тро-гать! Выйдет из тюрьмы - и мы его сразу в президенты. Его биографию будут печатать в учебниках истории и в энциклопедии. И не надо копаться, за что его посадили, что он нарушил – это все было при старом режиме, когда все было неправильно. При новом режиме никто и не вспомнит про его налоговые преступления.

М-да… а в остальном – мило, мило. Особенно хорошо с голубями.

 Илюша Натюрморт поморщился:

-- Вы хоть для себя оставьте один грамм истины. Давайте сознаемся, что Заключенный Номер Один – самовлюбленный идиот. Умные люди умеют предвидеть опасность.

-- Знаете за что вас-евреев ненавидят все? – спросил Булд. – Вы все подвергаете сомнению. Раскладываете на составные части. Мы работаем на русский народ. У русского народа цельное былинное сознание. Монолит. Железобетон. Ни у какого народа нет столько сказок. И не надо нам портить народ всяким спектральным анализом.

-- Да-да, - согласился Антон. – Это лишнее. Только образы и легенды.

И они все опять обратились к Вадику Батихину, будто не было человека важнее.

 

--  Наша мишень – не московский мэр, а федералы. И поэтому не надо опускаться на уровень ниже. Заточите ваши стрелы на путинскую команду.

Говоря все это, Витя Булд с интересом наблюдал за Вадиком Батихиным, как ботаник наблюдает за редким жуком, предварительно наколов на булавку. Батихин молчал. Тогда Булд сказал:

-- Федералы не видны.

Вадик нахмурился:

-- Первый раз слышу о федералах. У вас раньше главный враг была Батурина-на-коне.

-- Теперь ясно, что предыдущие тезисы были ложными. Мы просто хотели бить по тому, кто на виду. Стреляя,  в тень попасть сложно. Федералы у нас закулисная власть. А Лужков всегда на виду. Что у нас делают федералы? Повышают ставку рефинансирования банков до восьми процентов, так что кредиты становятся недоступными. Дают кредиты своим друзьям и знакомым на нерыночных льготных условиях. Отнимают бизнеса у добропорядочных бизнесменов. Прессу зажимают. Войну объявляют. В игре это не отобразишь. И народу на это, по большому счету,  начхать. На митингах первые лица не выступают. Только по телевизору.

-- Да, - согласился Вадик Батихин, закусил верхнюю губу и оскалил зубы.  

-- Да вы, юноша, садитесь, - продолжил Булд. – Старшие товарищи подумают, как лучше написать сюжет, и вас проинформируют. Не стоит так напрягаться и делать чужую работу.

Вадик самолюбиво вспыхнул, громко отодвинул стул в сторону и вышел, хлопнув дверью.

-- О! Вот это мачо! – засмеялся Булд.

Но его никто не поддержал.

Алла Георгиевна произнесла задумчиво:

--  Как этот мальчик мимо меня попал к нам в проект?

-- Ну, я его привел! – с вызовом сказал Антон Марсович. – Он энергичный организатор и трудолюбивый программист. Вам же не нравится вялый Леша Гаврилов. А это его антипод.

-- Леша – классический русский человек. Все сюрпризы, которых от него можно ожидать, исчерпаются в крайнем случае немотивированным самоубийством, - сказала Алла Георгиевна. – Такие обычно вешаются в шкафу. От безысходности. А этот Вадик -- он темная лошадка. Я даже не успела его отсканировать.

-- Что же это вы так тормознули? – поддел Аллу Георгиевну Антон.

 

В своем углу зашевелился Аркаша Ворд и произнес:

-- Никакой он не темный. У меня таких, как он два цеха сидит. Все они совершенно одинаковы: неадекватные сетевые гопники. Их обязательно нужно брать под колпак.

-- Вас послушать – так никого нельзя нанимать на работу. Все кругом опасные, все террористы, - отмахнулся Антон. – Ну, кто предложит блестящий вариант третьей части Игры? Вам же  не понравился вариант Батихина?

       -- Давайте так, - сказал Илюша Натюрморт, - уберем от греха подальше мэра в кепке, он не является нашей мишенью, оставим Путина в виде крадущегося   барса или тигра,  выбирающего себе жертву. Жертву он когтит лапами и долго с остервенением рвет на куски -- это хорошо. Заключенного Номер Один с голубями – оставить. К нему тянется барс или тигр, а он посылает на волю весточку с  голубями. Это красиво. Голуби летят, они летят, летят…а куда они, собственно, летят? Кому Заключенный Номер Один посылает свои дурацкие весточки? – вдруг спросил Илюша и уставился на Булда.

         -- Да хрен его разберет, кому он адресует свои весточки! – сказал Витя. – Я давно его не могу понять. Пишет из тюрьмы какую-то бредятину. То у него левый поворот, то правый…

         -- Да ты сам посиди в тюрьме, крыша-то съедет! – сказал Антон.

         -- А давайте привлечем фашистов! – внезапно предложил  Илюша Натюрморт, потирая ручонки. – Их много. Они брутальные ребятишки. Они надрают пуговицы на своих черных бушлатах и выйдут. Они страшно любят собираться и маршировать на больших площадях. Им нравится производить ужас. Они любуются собой и пускают сопли от удовольствия.  WEB-дизайнеры нарисуют их, мы впарим им эту часть игры, и они сядут играть. И на улицу выйдут. Вот уж кто выйдет – только свистни. Пусть в Игре они маршируют. Во-первых, это будет красиво. Во-вторых, ужасно. Пусть они убивают всех на своем пути, переворачивают машины, мусорные баки, бьют витрины дорогих магазинов, задирают прохожих. Пусть  ездят по городу на броневиках с горящими фарами, по бокам – собаки, которые рвут на части людей. А мы со своей стороны организуем дискуссию в блогах по поводу нарастающей опасности фашизма в России. У меня и лидер есть, дед-жидоед. Очень образованный человек.

--  Вообще… - промямлил Антон, - сокровенно признаюсь: в наших планах с самого начала не стояло подключать к хаосу политизированную публику. Помните, я сказал: подальше от идейных! У нас бунтовать должен простой народ, защищая свои права на жилье.

-- Так они вам и пойдут протестовать… - хмуро пробурчал Витя Булд.

-- А дед этот ваш - стукач. Иначе его давно бы уже посадили за разжигалку, по 282-ой.  С ним надо осторожно. – Антон этим высказыванием всех удивил.

-- Стукачей бояться – в политику не ходить, - парировал Булд. 

 

 




Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments