elena_tokareva2 (elena_tokareva2) wrote,
elena_tokareva2
elena_tokareva2

Categories:

умирать, а от горшочка каши отказаться

Есть в жизни четкие правила, от кого можно принимать услуги добросердечия, а от кого - нельзя.
 Чтобы человек что-то для тебя сделал, он должен быть простым и не гордым, дорого свои услуги не ценить и делать добро мимоходом. Иначе - хана.
Два года назад ( в 2008 г) Божена Рынска, которая славится в ЖЖ тем, что все время стонет и рассказывает о своих многочисленных болезнях и одиночестве в трудные минуты жизни, опубликовала воззвание ко всем людям доброй воли - купить ей лекарства и принести на дом. Так как она лежит после операции на ноге.
Как ни странно, вызвалась быть доброй самаритянкой писательница и телеведущая Татьяна Толстая. Она написала Божене и предложила свои услуги.
Поступок более чем странный.
Никто не может сказать про Татьяну Толстую, что она, переодевшись
в простое платье, ходит по приютам и больницам, врачуя язвы сирым и убогим.
И вот что из этого добра вышло: вышел, как это бывало в жизни не раз, грязный скандал.
Божена, обрадовавшись доброй самаритянке, не остановилась на первоначальной просьбе, а попросила еще купить продуктов и сварить каши. Думала ли она, на кого повесила свои дурацкие просьбы? Не, не думала, у нее сработал хватательный инстинкт, который ведет ее по жизни.

Проклиная себя за мягкотелось, барыня Татьяна Толстая наварила каши, купила продуктов и потащилась к едва знакомой ей Божене.
Божена восприняла услуги великой писательницы как должное. Она не испытала чувство преклонения как, например, не испытывали его сирые и убогие в бедных петербургских приютах, когда их приходила навестить Великая Княгиня.
Добро делают для себя.
Делая добро, надо с самого начала знать, что это деланье может обернуться плохо. Я даже спрашивала на этот счет попа, чем это может объясняться - такое частое совпадение этих двух вещей: делания добра, то есть благоделания и последующий  недобрый "откат"? Я, кстати, не люблю, когда надо мной начинают активно шефствовать - все это кончается плохо.
Но поп, как это у них часто бывает, только констатировал, что да-с, это часто, но причин этого объяснить не смог.
Но я вместо попа объясню: когда мы делаем добро, мы недостаточно самоуничижаемся ввиду своей гордыни и ценим свои усилия несколько выше, чем они того заслуживают.
Осмелюсь утверждать, что Татьяна Никитична выступила со своим горшочком каши в несвойственной для нее манере. Кормить с ложечки можно свою заболевшую личную подругу (и то это все плохо кончится, и в нужный час и день подруга швырнет тебе в рожу чашку, если ты вздумаешь напомнить ей, как убирала из-под нее пеленки).
И вот, наступил день и час. Божена, расправляясь в своем дневнике по-свойски, то есть в свойственной ей хамской манере, с кем-то ей не угодившим, всуе процитировала Татьяну Толстую. Написала про низкое происхождение какого-то там имярека. Вот, мол, и Толстая пишет про низких...
И тут Толстая вдруг напомнила Божене, что и она, Божена не слишком-то породиста. Резко заявила, что, преследуя свои не совсем чистые цели, Божена не смеет цитировать в качестве примера Толстую, цыц, мол, козявка, если я тебе горшочек каши принесла, когда ты валялась в койке после операции, это ничего еще не значит: мы с тобой не ровня. И в уничижительной форме для Божены писательница описала свое благодеяние: как Божена превратила одно лекарство в целую благотворительную акцию собеса - и такой продукт и сякой, и сыр, и хлеб, и каша...
На самом деле, ничего особенного Божена не попросила.  Просто она не поняла, КОГО она напрягла: человека совсем не простого, от услуг которого надо было сразу же отказаться. Потому что, видимо, в этом благодеянии Толстой было больше самолюбования, чем сердечного порыва по отношению к малознакомой светской обозревательнице.
Божена в ответ на филиппику Толстой выступила в свойственной ей истерично-простонародной манере: нанять ребят, облить говном и сфотографировать писательницу Толстую. Черт знает что.
Теперь весь ЖЖ наслаждается позором Божены.
Однако я-то знаю, что если опять же пойти к попу да и исповедаться, именно Татьяне Толстой, а не Божене,  можно будет услышать весьма нелицеприятную оценку своего поступка. Добросердечием не хвалятся, не попрекают и не напоминают. Даже в воспитательных целях.
Божена же не должна была пользоваться услугами "заслуженной артистки" как домработницы. Для всякого дела есть свои профессионалы, есть друзья поближе, и есть домработницы, и есть специальные службы.
Но, повторяю: к травле Божены я не присоединюсь, так как считаю, что Толстая снедаема гордыней. Божена - та простая. Ее гордыня базируется на том, что она два раза проехала задаром на чужой яхте. У Толстой гордыня глубокая и грозная. Не дай Бог кому-то попользоваться ее услугами. Это большая ошибка. Умирать, а чашку бульона из ее рук не принимать.
Историю вопроса можно посмотретьЗДЕСЬ
А можно в блоге Татьяны Толстой. И у Божены. Да много у кого.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 59 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →