elena_tokareva2 (elena_tokareva2) wrote,
elena_tokareva2
elena_tokareva2

Леня Радзиховский: Россия - это Казахстан, а не Египет, революции не будет!

Леня Радзиховский на "Эхе Москвы", 28.1.2011.
М.Королева:
...вот сейчас на экранах телевизоров идет картинка устрашающая из Египта – там ситуация разворачивается просто стремительно. Следом за Тунисом. Фактически-то революция вспыхнула, тысячи людей на улице, Мохаммед Аль-Барадей приехал и уже под домашним арестом там. Хосни Мубарак должен выступить. В общем, что-то такое происходит. Что это за вирус такой, который поразил эти страны?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Черт его знает. Самому интересно. Вы знаете, по-видимому, в такой ситуации Мубарак слетит (похоже, во всяком случае), и Барадей, насколько я знаю, все-таки, политик такой, относительно прозападный. Может быть, я ошибаюсь – я очень слабый специалист в этой части света. Но если это так, то есть если: а) Мубарак слетит и б) Барадей, действительно, прозападный политик, то встает вопрос, надолго ли этот самый Барадей и сможет ли он удержать власть в Египте? Когда начнется истинная демократия, то есть честные, свободные выборы, то по прецедентам других арабских, мусульманских стран в ситуации честных, свободных выборов к власти честно, демократически приходят исламские фундаменталисты. Так было в злосчастной Палестине, так было в Иране, так было во многих странах. Значит, там альтернатива, насколько я понимаю, такая: или коррумпированный авторитарный режим, или честно демократический исламский фундаментализм. Может быть, у Египта особый путь.

М.КОРОЛЕВА: Но с другой стороны, Мубарак – он, вроде бы, так, устраивал западные страны, Израиль устраивал, Америку устраивал. Вообще всех устраивал.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А вы думаете, что там по улицам бегают израильтяне и американские дипломаты и кричат «Долой Мубарака?»

М.КОРОЛЕВА: Ну, предполагаю, что вряд ли.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вот. Израильтяне и американские дипломаты по улицам не бегают, «Долой Мубарака» не кричат. У многих наших граждан приятное впечатление, что все революции на свете делаются исключительно в Госдепартаменте или в ЦРУ США. Ну, пусть остаются при таком убеждении – я в теории заговора не верю, я считаю, что революции делаются ровно там, где они и происходят, то есть на улицах сильно возбужденных городов. Почему они делаются, это сложный вопрос, на который как-то за последние несколько тысяч лет политическая, историческая наука дала слишком много разных ответов и ни одного исчерпывающего.

М.КОРОЛЕВА: Ну, вот, смотрите, здесь Семен из Москвы спрашивает: «Ну почему мы не Тунис и даже не Египет? Обидно», - говорит Семен.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, если Семену хочется получить исламско-фундаменталистский режим, то пусть он уезжает туда. Вам хочется жить как в Египте и в Тунисе? Какие вопросы? Поезжайте.

М.КОРОЛЕВА: Ну, я так понимаю, что Семен революцию хочет.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А, революцию хочет... Понятно. Не только Семен, но многие, я думаю, слушатели «Эха Москвы» хотят «смело, товарищи, в ногу, духом окрепнем в борьбе, в царство свободы дорогу грудью проложим себе».

М.КОРОЛЕВА: Ну, смены власти хотят многие, да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Не, виноват. Смена власти к революции имеет точно такое же отношение как мой приход на «Эхо Москвы» к торговле автомобилями, то есть просто никакого вообще. В странах, где происходит смена власти, регулярно, спокойно, на обычной основе не происходит никаких революций. Для того и придумана регулярная и спокойная смена власти, чтобы не было революции. Более того, мы все видим перед глазами примеры, когда огромные толпы в 100, в 200 тысяч человек на улицах Парижа. Вот они протестовали против решения Саркози, там чего-то изменить в системе высшего образования. Это никому в голову не приходило, что это может привести к революции. В голову не приходило.

Когда Англия вступила в войну в Ираке, на улицах Лондона были не сотнетысячные, а миллионные демонстрации с требованием в войну не вступать. Что же произошло? Англия в войну вступила, демонстрации никто не разгонял и правительство осталось. То есть демократические правительства замечательны тем, что они имеют полную возможность плевать со своего балкона на головы демонстрантов, говоря простую вещь: «Были выборы? Были. Вы признаете выборы честными? Признаете. Вам нравится наша политика? Не нравится. Отлично. На следующих выборах вы можете нас не избирать. Но пока вы нас выбрали по-честному и вы признаете, что нас выбрали по-честному, мы будем проводить ровно ту политику, которую мы считаем правильной. А если вы ее считаете неправильной, вы нас больше не выберете, вот и все». Это и есть основа стабильности и легитимности в демократических странах: регулярная смена власти, вера народа в то, что выборы, по крайней мере, честные, а дальше как хотим, так и живем, за кого хотим, за того голосуем.

М.КОРОЛЕВА: Но это все прекрасная теория.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Если же этого нет, то тогда и происходят революции.

М.КОРОЛЕВА: Теория прекрасная. Но! Вот, сразу несколько вопросов. После Египта Россия?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А почему не после Казахстана Россия? Вот, в то время, когда происходят события в Египте, в Казахстане тоже происходят важные, интересные события. Казахский народ долго мучился от переизбытка любви к Нурсултану Назарбаеву и, наконец, нашел выход для этой любви – принят закон, что президент Назарбаев, я уж не помню, в 3-й, в 23-й, в 123-й раз может быть президентом Казахстана, несмотря ни на какой возраст. Вот вам, пожалуйста. Почему Египет, а не Казахстан?

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments