elena_tokareva2 (elena_tokareva2) wrote,
elena_tokareva2
elena_tokareva2

Category:

Пока "Иероглиф" пылится на полу в ожидании критиков Нацбеста...

Пока мой роман "Иероглиф", выдвинутый на Нацбест, пылится на полу в магазине "Фаланстер" и ждет мифических критиков, которые его прочтут, оценят его гениальность и засунут в шорт-лист, я пописываю другой романчик. Веселенький. Про государственный переворотик. Тут френд lyces упрекнул меня, мол, совсем "Четвертую хакерскую войну" забросила. Нет, моф френд, я тута, и война со мной. Вот кусочек. Веселый по-субботнему. Шабат. 

Дискуссия вместо обеда
 
 

   На этот раз Лешу на совещание демонстративно не позвали. Ему показали, что отныне он не член рабочей группы, а просто рядовой исполнитель. Да и черт бы с ними! Не очень-то интересно слушать их умные разговоры. Точнее, бредятину, которую они несли. Зато разработчики позвали с собой в комнату переговоров Хэлла, то есть Вадика Батихина. Теперь Вадик стал любимым персонажем у Антона Марсовича. Еще бы! Вадик Батихин оказался выдающимся дипломатом. Он договорился с великим и недоступным Тюлькой, владельцем несметного числа сетевых баранов, которого никто не видел в глаза, об аренде его воинов! И Антону эта аренда показалась не столько уж дорогой. Получалось что-то по пятьсот рублей за рога. Главное, что все бараны были настоящими живыми людьми, имели электронный адрес в Сети, откликались на призывы, с ними можно было и далее городить огород.

 

 

 Все разработчики очень высоко оценили первую вылазку сопротивления в Сеть. Вылазка получила широкую огласку, причем совершенно бесплатно! Это был успех.

И только Аркаша Ротик на все на это страшно обиделся. Ротик не ожидал, что у него появится явный соперник в деле сдачи в аренду сетевых фанатов. И этим соперником окажется какой-то Вадик Батихин из компьютерного цеха!

Ротик сидел на своем месте неспокойно. Лицо его гримасничало. Видно было, что он репетирует речь перед собранием.

Антон начал без предисловий:

- Как вы считаете, - обратился он, главным образом, к Булдовскому и Натюрморту  - табуретки под властью уже зашатались?

Булдовский хохотнул:

- Да полно вам, Антон Марсович, ей, власти, даже не сообщили о нашей вылазке в Сети. Все событие минувшей ночи потонуло в дружеских объятиях московских ментов.

- А как вы думаете, кто решил исход сетевого сражения? Мы рассчитывали, что за эвакуаторов и ментов решатся играть единицы. Уж больно народ их ненавидит. Все-таки, они отрицательные герои. И вдруг набежала куча игроков и взялась лупить наших баранов. Откуда у противной стороны взялись свои игроки? – спросил Антон.  

Тут зашевелился Ротик в своем углу и сказал:

- Да у вас игроков  было раз-два и обчелся! Баранов этих было совсем маленькое стадо. А у гэбистов сейчас целые цеха подготовленных людей сидят за компами. Вы даже не представляете себе: целые цеха, сотни, тысячи людей. Сидят в синих нарукавниках. На зарплате! Они только и ждут момента, чтобы включиться в игру и защитить державные идеологические ценности! И против них надо выставлять такое же количество игроков. Да что там – вдвое больше, чем у них!

Антон задумался, по-видимому, в уме подсчитывая, во сколько ему обойдутся услуги Ротика. Ротик сидел перекошенный от обиды и беспрестанно курил. В комнате переговоров уже невозможно было дышать от его крепких и вонючих сигарет.

- Ну, кто первый выступит? – спросил Антон.

- Я! – вызвался Илюша Натюрморт, любовно поглаживая живот.  – По-моему, это было красиво! Оторванный хвост у князя – это сильно. Я сам не удержался и тоже играл. Азартно. Ветер нам в паруса. Еще пара таких эпизодов, и народ будет готов выйти на улицу делать революцию.

Тут же вскочил Булдовский и возразил:

- Революция, Илюша, это не то, что вам кажется красивым и важным. А вам кажется важным, когда толпа гастарбайтеров бьет витрины дорогих магазинов и кидает яйца в певичек. Революция – это результат. Когда фабрики, заводы, банки и ключевая премьерская должность вырываются из рук нынешнего прогоревшего коррупционного клана и попадают в руки молодых, честных и приятных людей. Дополним: решительно настроенных на модернизацию. Вот это революция. Она может быть даже бескровной.

- Ни-ког-да! – заорал Илюша. – Искусство революции требует крови! Без крови нет зрелища. Без зрелища нет события! А без события нет прессы!

Алла Георгиевна смотрела на торчащие кверху бороды дерущихся мужчин с некоторым любопытством. Мысленно она раздела обоих догола и внимательно осмотрела. Член у Булдовского был явно больше, чем член у Илюши, но почти не стоял в момент интеллектуального возбуждения и спора. «Значит, это искусственное возбуждение. Булдовский спекся. Он не верит в то, что говорит. Может быть, он даже трусит», - решила Алла Георгиевна.

- Я тоже раньше думал, что революция делается только на улице, - продолжил Булдовский, и я призывал делать уличные акции - после «оранжевой революции» мы все полюбили эту красивую картинку. Но сейчас я изменил свое мнение. Революция совершается в первую очередь в умах. Для нее не нужно много народу. Энергичный дворцовый переворот – вот что нужно.

- У нас заказ на уличные волнения, - раздраженно напомнил Антон. – Заказчик хочет видеть результативно протестующую толпу. Как в Европе. Огромную толпу. Он мечтает увидеть парализованный Хаосом город, струсивших кремлядей, бегущих в женском платье к запасному выходу в никуда. Заказчики хотят насладиться спектаклем. Нужно мировое эхо событий. Чтоб потом еще сто лет писатели описывали все это, а киношники  снимали бы блокбастеры, как об 11-ом сентября в Нью-Йорке или как о Второй мировой войне.

- Не знаю, не знаю, стоит ли нам продолжать всерьез массовые акции, - упрямо пробубнил Булдовский.  Что касается «масс», всех этих баранов, то сумма нулей равна нулю. Всё упирается в  дюжину орговиков. Но чтобы они сплотились, необходимо единство целей и резонанс душ. Это должны быть идейные люди. Значит, надо сначала сформулировать программу и манифест. Пусть коряво, но надо, чтобы текст был.  Его надо распространить…  

- Это тягомотина. Никакого манифеста не будет! У нас нет в запасе нескольких лет, - быстро сказал Антон. – У нас есть всего полгода, чтоб выгнать большую массу людей на улицу. Мелкие акции имеют минимальную эффективность. Дабы поднять проблему до ее решения, необходимы беспорядки уровня французской революции или табачного бунта в США. А наши маленькие акции хороши только для начала. Как первый звонок перед спектаклем. Рассчитывать на добровольность и гражданскую сознательность граждан не приходится. Ну, каждый раз будут приходить сто человек городских сумасшедших с рукописными плакатиками.
 
 Поэтому мы варим варенье «пятиминутка». Всех будем использовать втемную. Нам не нужны соратники, как у Лимонова – нам нужна огромная массовка, жертвы преступной политики, осознавшие, что их кинули. Нам нужна быстрая бурная реакция возмущения.  А орговики…да они нам нужны. Но, думаю, не проблема найти их.

- Орговиков надо искать у нас среди блоггеров, - проскрипел прокуренный Ротик.- У нас собираются идейные люди.

- Упаси нас Господь Бог от идейных! – быстро прошептал Антон. – Люди нужные такие, чтобы «включил - выключил», то есть мы платим – они работают, мы прекращаем платить – они прекращают работать! Иначе будет как у Сусликова с антифа. Когда создавали этих уличных борцов с фашистами, планировали, что антифа будут управляемыми. А они расплодились и стали бить всех подряд. Когда они толпой с криками «антифа-ааа!!» вламываются в метро, все в ужасе разбегаются. Они бьют бейсбольными битами осветительные приборы и подряд метелят всех, кто наголо брит. Теперь в милиции создаются специальные отряды борьбы с антифа. А вот если бы они работали за зарплату…Короче, не выношу идейных!

Ротик энергично-отрицательно замотал головой:

- Мои бесплатно работать не будут. Это идейные борцы за доллар. Для них портрет американского президента дороже мамы. Мы набирали людей в штат с расчетом на оплаченную работу.

Антон рассеянно слушал, повторяя в рассеянности: «Все это хорошо, все это очень хорошо…»

 Потом разом всех оборвал:

- Хватит тут пороть ерунду. Больше совещаний в их сегодняшнем виде не будет. Только короткие доклады. Каждый будет отчитываться за сделанное. Второе: никакая сетевая технология к желаемому быстрому результату не приведет. Приведу простой, понятный даже дебилам, пример: Ходорковский – это неудавшийся Путин. Почему Ходорковский не сумел взять власть? Потому что он пошел демократическим путем. Длинным, скользким и дорогим. Ходорковский развивал пассивные сетевые технологии, чтобы мирно захватить власть через умы, через выборы. Но, естественно, не успел. Там, - Антон показал на потолок, - тоже, оказывается, не спали. И вообще, воспитывать из массы единомышленников, надеяться на трезвость ума убогих – это глупость. И можно пролететь мимо кассы. А ну как не получится? Вспомним, что матерые секретари КПСС сами отдали власть Ельцину через честные выборы. Потому что поверили в демократию. «Коммунисты за демократию» думали, что народ разделяет их чаяния. А народ хотел разрушения. Чтоб вешали на площадях.  

Но знания об устройстве мира растут. Уже Путин получил власть через номенклатурный договор. Короткий эффективный путь. Если бы у меня были возможности пойти путинским путем и с кем-нибудь договориться, я бы тут с вами не сидел, не разводил бы жидкий супчик. Я бы сейчас мутил бы густой кисель со Славой Сусликовым. Но я – человек из народа, а не из номенклатуры, мне номенклатурщики не доверят руль, и поэтому приходится идти демократическим путем. Извилистым и дорогостоящим.

Булдовский криво улыбнулся.

Илюша Натюрморт хотел по привычке что-то сказать поперек, но Антон раздраженно остановил его резким взмахом руки:

- Молчите, Илья, не до ваших изысков. Нужно делать еще две части игры – и все, дальше – гражданский путч.

Алла Георгиевна с интересом таращила глаза на Антона из-под дымчатых очков. Диктаторы всегда казались ей сексуально привлекательными. «Свободен…разведен…молод…не голубой… - думала Алла Георгиевна, -  чем черт не шутит?»

 

Блоггеры на гонораре

 

Офис Аркаши Ротика был расположен в сладком местечке – в серединочке Москвы, в хрустальной башне на самом верху умеренно высокого здания. Снизу здание выглядело как солидный отель с большими витринами бутиков, а наверху располагалась та самая хрустальная башня, из которой было видно Садовое кольцо с бесконечным потоком машин. Духоподъемная картина экономического процветания. Тут в большом зале на подиуме напротив окна и сидел Ротик. Вокруг бегали секретарши, все как на подбор толстые, с большими жопами. Такой вкус был у Аркаши. В ожидании крупных заказов его американскими хозяевами по дешевке было нанято много избыточной рабочей силы. Это были юные особи обоего пола, которые довольно безграмотно излагали мысли, которые им транслировало каждое утро начальство со специального экрана.

Экран висел тут же, и был виден всем и отовсюду. С позднего утра важный Ротик, в бархатной кипе на голове, командовал своей армией модераторов в двести человек. Он со своего ноут-бука проецировал на экран пару несложных мыслей, дабы скучающая, набранная впрок для большой работы толпа писак средней тяжести могла написать пару-тройку постов в своих худосочных блогах. Половина из модераторов вообще не знала русского языка, потому что окончила национальные школы в республиках СНГ или на окраинах России. Их отбирали на работу по принципу идейной верности. По конкурсу. Чем громче конкурсант кричал: «Долой кровавый режым!» тем быстрее его брали на работу. При приеме на работу предпочтение отдавалось лицам из неполных семей, буквально едва сводивших концы с концами с самого раннего  детства. Но это вопрос не ко мне – это вопрос к американскому психологу, который руководил приемом. Среди работников было много тех, кто заикался с детства.

Но прелесть работы в Интернете состояла в том, что тут русского языка вообще никто не знал. Писали, в основном, стандартными фразами, которые каждый день появлялись на экране, расположенном посередине рабочего зала. И Ротику не приходилось исправлять ошибки подчиненных. Потому что он и сам не знал русского.

Часов в двенадцать дня обычно проходила летучка, на которой читали мантры, которые почти все уже знали наизусть.

 «Если ты журналист свободной прессы, и шеф заказал тебе статью о России, прежде всего, помни, кто тебя вытащил из дерьма, назначив совестью нации, и кто вообще тебя кормит», - читал Ротик нудным голосом.

Блоггеры нестройным хором повторяли за ним слова мантры.

«Не забывай, что на каждую тему в авторитетных изданиях существует строго определенная, общепринятая и утвержденная свыше точка зрения, не терпящая никакой отсебятины. Отсебятина карается возвращением на помойку, с которой тебя подобрали, а тяжкая отсебятина, помимо того - разрыванием твоей asshole толстым member специального редакционного афросотрудника. На свете много умеющих писать, но не всем за это платят – знай, что тебе повело, ты не такой как все – ты работаешь в офисе, и должен оправдать оказанное доверие.

Слушай и запоминай: есть два вида стран – хорошие и плохие. Хорошие страны отличаются от плохих тем, что о них надо писать хорошо, несмотря ни на что. Россия относится к плохим странам, мешающим ощутить Америке и Европе полный кайф, поэтому ничего хорошего о ней писать не стоит. Реестр плохих и хороших стран утвержден и не подлежит пересмотру до 2010-го года…

 Ротик был доволен: он вырвал у Антона Марсовича контракт. И сегодня он принимал на работу новую партию блоггеров.

- Введите! – скомандовал Ротик.

Секретарша, похожая на двустворчатый шкаф с грудями-дверцами, широко распахнула дверь, и в светлые чертоги Ротика ввели первую партию.

- Иди сюда! – скомандовал Ротик тоненькому мальчику с нервным лицом. Отвечать на вопросы будешь быстро, ни секунды не думая.

- Кто самый великий мыслитель российской современности?

- Ходорковский!

- Какой режим у нас на дворе?

- Кровавый путинский.

- Что надо делать, чтобы его победить?

- Бороться, не жалея жизни.

- Чей портрет висит на стене?

- Не знаю…

- Правильно!- сказал Ротик и запустил в портрет стрелу. Попав в портрет, стрела магнитно прилипла к бороде. На портрете был Лев Толстой как зеркало русской революции.

 - Следующий. Этого – в нижнюю секцию.

Следующая была гламурная девушка по имени Нюра. На ней все было как надо: юбочка «колоколом», чулочки в сеточку и красные лаковые туфли на высоком каблуке.

- У меня к вам записочка, - сказала она и вынула из сумочки листочек бумаги, сложенный корабликом.

Аркаша развернул кораблик и увидел почерк своего бывшего начальника, который недавно внезапно уволился отсюда и пошел осваивать новые гранты. Начальник писал: «Возьми эту девку – она моя. К себе взять не могу – у меня жена работает. Долг соответственно отдам. Можешь сунуть ко мне кого-нибудь мужского пола».

- Ну, что ж, - почесал кипу Ротик, - характеристика с места работы положительная. Вэлкам.

- Эй, эту девушку – в верхнюю секцию.

Попринимав на работу народ, Ротик закурил очередную вонючую сигарету и не вынимая ее изо рта провел очередной тренинг. После чего на экране появилось первое сообщение, относящееся к новому проекту:

«Наличие банковского кредита показывает, что ты человек из общества».

- У кого еще нет блога в ЖЖ? Всем обзавестись в течение пятнадцати минут. Придумать себе позиционирование. Типа студент, проживаю в Перми или в Ярославле или в Казани-Рязани, Самаре-Самарканде. Главное – показать свои демократические устремления. Вы – прогрессивный человек, вы против коммунизма-социализма, вы против кровавого путинизма-сечинизма, вы изучаете альтернативную историю России – вон в углу свалены учебники альтернативной истории, всем разобрать по домам – завтра буду принимать зачет. На сегодня: предлагаю всем написать в своих блогах типа школьное сочинение на тему как полезен банковский кредит. Вы понимаете, что в России живут одни идиоты, которые вообще не понимают, что без кредитов нельзя развивать бизнес и просто жить. Здесь никто не знает, что такое ставка рефинансирования. И все боятся жида-процентщика. Вы все должны рассказать, как взяли кредит в «Добром банке», как это было здорово и легко. Вы студент, у вас нет жилья в Москве, но кредит вы взяли под залог жилья своей тети-дяди, и тетя-дядя согласились вам помочь, потому что условия кредита архи-легкие и выгодные. И вон из той методички возьмите описание ментальной сути банковского кредита. Чтобы от души было написано. Чтобы из вашего блога пахло современностью, за версту несло деньгами.

Потом Ротик поискал глазами вокруг и нашел два часа назад принятую на работу Нюру.

- Идите сюда, Нюра, вы будете старшей по сладкой жизни.  В вашем блоге каждый день должны появляться аппетитные рекламные рассказы о ваших путешествиях с френдом по Нилу, Миссисипи, Аттике, Хренатике. Описание шикарных отелей и фотографии возьмете из Интернета. Себя в купальнике профотошопите и поместите во все отели. Между делом везде будете упоминать, что ваш френд взял кредит в «Добром банке», и теперь вы скоро поженитесь, потому что вот-вот купите квартиру, заложив родительские пенаты. Понятно излагаю? Приказ повторить вслух четыре раза.

Ротик закрыл глаза, и перед ним поплыли буковки. Он всегда видел буквы, а не картины. Это было свойство его восприятия. Он видел только буквы. И он верил тому, что написано буквами.

Сегодня утром он имел переписку с одним блоггером, который только что уволился отсюда и перешел в другой лагерь, где больше платили. Он проработал под началом у Ротика целый год, и Аркаша не сумел разглядеть в нем хорошо законспирировавшегося врага. Уйдя, блоггер продолжал идейный спор с Ротиком и каждый день присылал ему на электронную почту трактат, стараясь поколебать его веру в святое: в то, что можно за небольшие деньги заставлять людей делать большое дело.

Во-первых, ренегат не хотел за те гроши, что платил Ротик, называть Ходора невинно пострадавшим и считал его обычным жуликом.

Во-вторых, он не верил, что Ходор, выйдя из тюрьмы, станет во главе России.

В-третьих, он спорил по всякому поводу, стараясь, видите ли, найти суть, каждый раз опровергая ту суть, которую до него уже нашли другие.

Сегодня ренегат написал Ротику одну фразу:

«Твой Ходор выйдет из тюрьмы и будет такой же идиот,  как Новодворская…»

А еще он написал:

«Раньше я думал, что ты, Аркаша, циник, и просто морочишь нам голову, но только перед увольнением я понял, что ты просто дурак, и сам веришь во всю эту хрень. За такие копейки я родину не продаю, так и знай! Впрочем, и ты не продаешь, гы-гы, потому что у тебя родина в другом месте».

Прочитав это, Аркаша сказал, как сплюнул:

- Сволочь, сволочь, сволочь!

 

 




Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments