elena_tokareva2 (elena_tokareva2) wrote,
elena_tokareva2
elena_tokareva2

Вася Бойко и момент истины. часть.2

А теперь, собственно, то, ради чего я сегодня вспомнила об этом Великом.
Мне попалось его выступление на собрании трудового коллектива его коровника, который он называет "агрохолдингом".
Вот оно ( размещено на сайте православного фонда святого Василия):

Василий Бойко-Великий: "Административное бревно мешает нам идти вперед"

Итоги уходящего года (2011-го) коллектив ОАО «Русское молоко» подвел на общем собрании 7 декабря в актовом зале ОАО «Аннинское», в деревне Орешки. Президент агрохолдинга Василий Вадимович Бойко-Великий в своей речи нашел место и безусловным успехам крупнейшего в Подмосковье сельхозпредприятия, и насущным его проблемам. 

— В таком составе мы собирались год назад, в сентябре, но, думаю, такие совещания мы будем проводить регулярно, по крайней мере, раз в полгода, — сказал Василий Вадимович. — Думаю, что сегодня многие из вас услышат то, чего раньше не знали. Также прошу выступающих специалистов в своем докладе ответить на сакраментальный вопрос: «Почему задерживается выплата заработной платы?»
За этот год мы продвинулись вперед очень сильно. Мы распахали поля, которые не обрабатывались три-четыре года и даже дольше. Мы закупили много сельскохозяйственной техники. Но в то же время мы вынуждены работать в старых фермах, построенных еще во времена Советского Союза, которым по 30–40 лет. Технологии, применяемые на них, также 40–50-летней давности. К сожалению, мы производим сейчас далеко не все продукты, которые производились 30 лет назад.

Не выращивается картофель, свекла, морковь, капуста, другие овощи. Между тем в Москву завозится картошка, выращенная в Египте или Аргентине, хотя в России всегда был свой картофель. Причем, импортная картошка зачастую поражена болезнями. К примеру, египетский картофель сейчас запрещен к продаже, так как заражен фитофторозом.
Специалисты указывают, что 40–50 процентов сельхозпродукции, которую вполне можно вырастить в наших широтах, сейчас имеет импортное происхождение. Разумеется, речь идет не о бананах-ананасах, а об обычном мясе, крупах или овощах. Все это мы можем выращивать в Подмосковье и, в частности, в нашем районе.
В выступлении наших специалистов хотелось бы услышать их собственный взгляд на эту проблему.
{...} 
 
В ходе нашего разговора я так и не услышал ответа на вопрос, почему не реконструируются наши фермы? Между тем ответ прост. Администрация района бревном легла на нашем пути и не дает выкупить земли, хотя закон говорит, что земля под зданиями подлежит выкупу. А у нас земля до сих пор не оформлена в собственность, хотя все документы сданы в администрацию еще в 2009 году.
Администрация выпустила 76 постановлений, потом она их отозвала (на действия администрации юристами агрохолдинга поданы десятки исков, и многие суды уже нами выиграны).
Между тем, не имея земли в собственности, на ней ничего нельзя строить. Почему чиновники так себя ведут, непонятно. Видимо, чего-то хотят, но сформулировать не могут. Возможно, именно по этой причине на недавних выборах партия власти показала в районе результат, практически в два раза худший предыдущего.
Есть еще одна причина, по которой так затруднено наше развитие. Как известно, уже несколько лет работают федеральные программы по развитию российского АПК. Эти программы во многих регионах успешно выполняются: строятся современные молочно-товарные фермы на полторы-две тысячи голов, и финансирует это Сбербанк, ВТБ, Россельхозбанк, другие банки. Кредиты выдаются на десять лет с дотированной на 2/3 ставкой. «Русское молоко» также воспользовалось бы кредитом и уже построило бы уже несколько ферм. Наши конкуренты в Калужской, Ярославской, Вологодской областях (хочу заметить, что наш агрохолдинг — самый крупный производитель молока в Московской области) вовсю ими пользуются. Они применяют современные технологии, которые ничуть не уступают западным.

  Я лично вел переговоры со Сбербанком на предмет выдачи кредита на строительство молочно-товарной фермы. Нас там выслушали, сказали, что молоко у нас хорошее, и они готовы с нами сотрудничать. И дадут кредит — но только сразу после закрытия уголовного дела. С Россельхозбанком происходит то же самое: он дает нам взаймы, но небольшие суммы, понимая, что легко отобьет этот кредит — ведь ежемесячная выручка у агрохолдинга превышает 100 миллионов рублей.
Кстати, уголовное дело ведется не только против меня лично, но и против всего руководства агрохолдинга. И хотя на допросы их пока не таскают, в бумагах фигурируют все руководители хозяйств. И ведется оно уже седьмой год, по сути, являясь видом конкурентной борьбы. Недавно его продлили до 86 месяцев — до февраля следующего года. Думаю, что его уже можно вносить в Книгу рекордов Гиннесса, потому что в России не бывало столь длинного уголовного дела (притом, что обвиняемые регулярно ходят на допросы и предоставляют все документы). Между тем, земля по-прежнему арестована — уже пятый год. Это также тормозит наше развитие: мы могли бы часть пашни выделить под строительство коровников, но сейчас это запрещено.
На все мои обращения представители правоохранительных органов с ухмылкой советует «немного подождать». Дескать, через пару лет дело закроют по истечению срока давности. То есть нам предлагается еще два-три года существовать на голодном пайке. Их заинтересованность понять можно: если дело прекратят по истечению срока давности, никто из следователей не будет наказан за беззаконие, которое они творят эти семь лет. А если закрыть его сейчас, то придется разбираться, почему людей арестовывали и сажали в тюрьму безо всякого события преступления. Да и на одну только зарплату и обеспечение следователей из казны ежемесячно тратился миллион рублей. Сколько денег налогоплательщиков вылетело в трубу за шесть лет следствия, можно подсчитать.
Неделю назад я записался на личный прием к руководителю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину. Ранее у него на приеме был бывший ветеринар совхоза «Доватор» Клюев — известный многим борец за «народные интересы». (В прошлый четверг он с тремя единомышленницами опять приходил к Бастрыкину).
Александр Иванович долго меня слушал, но не мог понять, в чем нас обвиняют. Прочитав постановление о продлении сроков следствия, он сказал, что это чисто гражданское дело, которое должно разбираться в гражданском суде. Но у нас уже есть решения более 100 судов, которые признали нашу правоту. Бастрыкин обратился за разъяснениями к начальнику ГСУ по Московской области Маркову. Тот ответил Александру Ивановичу, что, дескать, объяснит «потом». Бастрыкин возмутился тем, что дело продлено до 86 месяцев, не имея состава уголовного преступления, и предложил отправить следователя Бардина в Ивановскую область, чтобы он приложил свою энергию на проблемном участке работы. Исчерпав свои доводы, Марков признался, что в случае закрытия дела Клюев в знак протеста грозится вывести на улицы Москвы аж 3,5 тысячи человек! Вот поэтому Марков, мол, уголовное дело и не закрывает. Тот самый Клюев, который с трудом довозит до Москвы трех бабушек, в прошлом году, когда в Беляной Горе снимался телерепортаж, в качестве массовки привозил из Одинцова каких-то старушек.
Беседа закончилась тем, что Александр Иванович дал распоряжение Маркову разобраться с нашей жалобой, а нам порекомендовал урегулировать отношения с теми людьми, которые свои права на землю, паи, акции еще не продали.  

Разумеется, если уголовное дело не будет остановлено и получит развитие, само существование агрохолдинга, а вместе с ним и 1,5 тысячи рабочих мест окажется под угрозой. Более того, угроза существует и с другой стороны: в регионе вводятся в строй новые молочные фермы, дающие молоко хорошего качества, а на рынок Москвы постоянно пытаются пробиться новые бренды молока премиальной категории. К примеру, марка «Искренне ваш» пытается занять нашу нишу на столичном рынке. Дело доходит до того, что они организуют телепрограммы с «разоблачениями» нашей компании: мол, в агрохолдинге широко используется сухое молоко. И если мы не сможем добиться роста производительности и технологической оснащенности ферм, наши конкуренты могут нас вытеснить с прилавков магазинов. А это означает, что не будет ни реконструкции наших предприятий, ни роста заработной платы, ни развития наших программ (к примеру, строительства жилья для сотрудников). 

----------------------------------------------------------------

Тут, конечно, меня порадовал этот уголовный рык, адресованный руководству Следственного комитета.
"Александр Иваныч долго не мог понять, в чем нас обвиняют..."
Ну, это ж надо! Профессор права Бастрыкин долго не мог понять рейдерскую схему, которую применили в Рузском районе, чтобы обезземелить крестьянство. И главное, схемку, из-за которой предыдущее Рузское начальство все село в тюрьму.
Вот какой у нас непонятливый Бастрыкин!
Или он и впрямь поверил, что Вася ходит к Путину с бидоном молока? И является личным молочником президента?
Говорят, что местное Рузское руководство все сплошь в это верит.

Но главное, что я поняла о судьбе агрохолдинга: сейчас главное препятствие  в его развитии - это наличие подследственного Василия Бойко во главе этой структуры. Пока он будет во главе, ни один банк, ни один инвестор не захочет иметь дело с этой структурой, и она загнется от недофинансирования и будет неизменно поглощена или затоптана конкурентами на этом молочном рынке.

Им надо решать, идти на дно всей командой или попросить уйти одного Васю.



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments